Брюки: Русская Православная Церковь Заграницей


В Австралии я оказалась в маленьком городке, расположенном нигде. Естественно, в нем не было православного храма. Мне пришлось путешествовать в далекие столицы штатов или же в не слишком далекий город, в греческом храме которого происходили редкие службы.

Мое знакомство с РПЦЗ было неприятным. Я приехала в Сидней к вечерней службе и сразу, не заезжая туда, где мне предстояло остановиться, прямо из машины направилась в собор, одетая в женские брюки, закрывавшую колени свободную блузу, и обширный платок. У входа меня остановил бородатый мужчина в косоворотке воплощение русского дореволюционного благочестия. "В брюках в храм нельзя",
сурово сказал он. Именно в этих брюках и блузе я бывала на службах в монастырях, в Москве и за ее пределами, и никто ни разу не сказал мне ни слова, а здесь я не могла войти в городской собор. Другие женщины обходили меня, свободно входя в двери. Некоторые из них были в мини-юбках, почти все без платков. Я поняла, что мини-юбка считается здесь более скромной, чем мой закрытый, почти по-мусульмански, наряд. Я попыталась объяснить, что я приехала издалека ради исповеди и причастия, но бородатый был непоколебим. К счастью, какая-то сострадательная женщина, услышавшая наш разговор, побежала домой и быстро вернулась, протягивая мне свою юбку. Я натянула ее на себя. Она была слишком коротка для меня, только несколько сантиметров длиннее, чем моя блуза, но это была Юбка, и меня пропустили. Стоя посреди собора в чужой юбке в шотландскую клетку поверх моих штанов и блузы в цветочек, я чувствовала себя совершеннейшей дурой, а когда седой священник поманил меня исповедоваться дурой еще большей.

Священник был приветлив. Он спросил меня, откуда я, а услышав, что меня крестили в России, сокрушенно покачал головой и произнес "Ох! Будем молиться, чтобы твое крещение было действительным." Я, дурочка в чужой юбке, окончательно помертвела. Что он имел в виду? Священник меж тем продолжил "Завтра после службы подожди меня, я подарю тебе книгу."

На следующий день я приехала в собор, одетая в длинное платье и платок в цвет. Вчерашний бородатый страж
одобрительно улыбнулся и, к моему стыду, я на секунду почувствовала себя гораздо более достойной, чем я была вчера. После Литургии я ждала священника довольно долго; люди вокруг меня угощали друг друга какими-то сладостями. В конце концов священник появился и протянул мне блeдно-голубоватую книгу со словами "Наверняка таких книг, да и, наверно, любых православных книг у вас в России нет." Это был катехизис, репринт дореволюционного издания.

Только позже я узнала, что многие священники РПЦЗ считали Русскую Православную Церковь Московского Патриархата (РПЦ МП) "безблагодатной", а ее таинства "ненастоящими". Катехизис до сих пор у меня, где-то между Добротолюбием и о. Павлом Флоренским, привезенными из Москвы.

У меня не было возможности часто приезжать в столицы штатов, поэтому у меня не было нужды спешно решать, согласна ли я терпеть оскорбительное отношение к Церкви, которая крестила и вырастила меня.


далее
к оглавлению