Аум Синрике и дураки


Буддизм временно удовлетворил мою жажду смысла, но он был теоретическим. Не то, что я не практиковала его я взялась за дело всерьез, даже стала строгой вегетарианкой, но я чувствовала, что мне необходим учитель. Найти его мне представлялось неразрешимой задачей, т.к. у меня не было знакомых буддистов, а сама я была крайне замкнутой. Ответ пришел из радио: голос Секо Асахара, лидера секты Аум Синрике, по неизвестной причине раздавался теперь на радиостанции Маяк, до недавних пор транслировавшей только обращения лидеров компартии. Ежедневно, поздним вечером Асахара монотонно читал смесь буддистских текстов с собственными умозаключениями, убеждая невидимых слушателей в том, что они "обладают особенно хорошей кармой, т.к. они живут здесь и сейчас, и поэтому могут получить Дхарму." После того, как я провела много вечеров, слушая гуру на сумеречной кухне в компании моей кошки, мой приятель, который ничего не знал о моих занятиях, внезапно предложил мне съездить вместе с ним на собрание секты. "Там забавные люди", сказал он. "Это точно следствие моей хорошей кармы", решила я и согласилась.

Ранним утром следующего дня я уже расхаживала взад-вперед на станции метро, ожидая моего приятеля. Я приехала раньше договоренного, он опаздывал, и, пока я ждала, произошло нечто дикое. Народа на станции было немного: только некоторые скамейки были заняты, тонкий ручеек пассажиров в темных зимних пальто
тек между белых мраморных колонн. Неожиданно два человека, мужчина и женщина, снялись с ближайшей скамейки и направились прямо ко мне. Женщина была очень толстой и с каким-то стеклянно-безумным выражением лица. "Ты родилась от черной жабы, ты родилась от черной жабы!" закричала она, глядя на меня. Почему-то я почувствовала, что во всем этом было нечто большее, чем поведение психически больной. Почти немедленно появился приятель, и мы ушли.

Помещение, арендовавшееся сектой, было набито людьми. Высокий монах-японец, заметив, что я легко села в позу лотоса (тест для вновь прибывших), объявил мне, что я "в моих предыдущих воплощениях никого никогда не убила" и "пришла из высших миров" (спрашивается, зачем?). Я посетила несколько их собраний: монахи читали нам сочинения гуру, после чего мы медитировали. Я ни разу не вступила в разговор ни с кем из неофитов и, когда монахи объявили, что теперь мы должны дать им наши телефоны, точные адреса, и подписать какую-то подозрительную бумагу, я перестала к ним ездить. Вместо этого я приступила к изучению теософии и оккультизма.     



далее
к оглавлению