Православие и революция

 

1

На каждой церковной службе мы молимся: "да тихое и безмолвное житие проживем во всяком благочестии и чистоте". Понятое буквально, "тихое и безмолвное житие", особенно в сочетании с молитвой о властях, по определению лишает православного верующего возможности какого бы то ни было участия в революции. У многих слово "православный" ассоциируется с послушным священноначалию и светским властям человеком, не интересующимся политикой, проявляющим возмущение только, если "внешние" совершают нечто оскорбительное для его веры и только если есть благословение на возмущение и активные действия.

Тем не менее, слово "революция" не чуждо христианину. Христианство, прежде всего, ориентировано на внутреннего человека и внутреннюю революцию. Личная встреча с Христом всегда переворачивает нутро, разбивает старые представления о плохом и хорошем в себе и мире. Евангелие прямо говорит о смерти ветхого (т.е., старого) человека закона и воскресении в Иисусе Христе к новой, преображенной, жизни. Обращение к Христу это кризис, в разы страшнее и кровопролитнее, чем любая революция, страшный кризис видения себя такими, какие мы есть. Выход из этого внезапно открывшегося откровения о собственной душе возможен только через изменение всего существа, через то, что на греческом называется "метанойя" резкое изменение ума, образа мыслей и всей жизни, покаяние. Начавшись внезапно и резко, метанойя продолжается всю жизнь христианина. Но возможно ли подобное изменение всего существа человека без выплеска вовне, в окружающий его мир?

Евангелие и вся история Христианской Церкви дают отрицательный ответ на этот вопрос. Христиане призваны быть солью земли и закваской, т.е., активным началом, заставляющим бродить и перерождаться мир. Это выражается как в активной помощи отверженным, страдающим, отвергнутым миром, так и в молчаливом свидетельстве о правде, отвратительной большинству. Из многих свидетельств мы знаем, что даже отшельники были ненавистны миру только потому, что они были иными людьми, с иной, абсурдной для других, системой ценностей. Быть верным Христу в мире, который, по слову апостола Иоанна, "во зле лежит", неизбежно означает быть врагом существующему порядку вещей. Христианин, таким образом, является революционером духа, даже если он сознательно уклоняется от политики. По определению, он вечный революционер, более революционер, чем самый радикальный троцкист.

Радикальная духовная революция, которой требует Христос, в течение многих веков была общепринятой нормой христианской жизни. В целом, с момента окончания гонений на древних христиан, ее можно было осуществлять в рамках существоваших государственных устройств. Однако, периодически в истории Церкви возникали ситуации, когда у христиан не было иного выхода, кроме открытого сопротивления государственному строю. Так было, когда властные структуры выражали не просто привычно-враждебное Xристовой правде мирское мировоззрение, но когда они становились носителями инфернального, богоборческого зла. В этом случае свидетельство о Христе и жизнь по заповедям невозможны без открытой конфронтации с властью как светской, так и церковной.

Это звучит страшно, но история учит нас, что принадлежность к Церкви Христовой не означает иммунитет к силам зла, более того бывают моменты, когда от Христа отпадает большинство церковных людей, включая священнослужителей. Документально известно, что в фашистской Германии большинство членов Лютеранской и Римокатолической Церквей открыто поддерживало фашистский режим. Третий Рейх готов был обеспечить христианам свободу вероисповедания в рамках идеологии фашизма. Против этого выступила горстка христиан; им пришлось сделать выбор не только "режим или Христос", но и "моя Церковь или Христос". Лютеранский пастор и богослов Дитрих Бонхеффер открыто выступил против своего начальства, более того, он был участником заговора, имевшего целью убийство Гитлера. Большинству членов сопротивления их выбор стоил жизни. Большинство было очень молодыми людьми. Прадоксально, сопротивление бесчеловечному режиму соединило христиан с социалистами и коммунистами. Последние были ненавидимы режимом столь же люто, сколь и христиане, сохранившие верность Христу. 

На этом примере хорошо видно, что отнюдь не "всякая власть от Бога" в том понимании этой фразы апостола Павла, которое в нее вкладывает священноначалие в современной России ("Всякая революция есть не что иное, как вероломный поступок против Бога, против придержащих властей." о. Илий (Ноздрин)). Более того, безумие отождествлять повиновение власти с повиновением Христу.

Впрочем, фашистская Германия это далекая от нас история, имеющая к современной Рoссии только то отношение, что наши деды и прадеды победили фашизм. Православным христианам ни к чему выходить на улицы и примыкать к протестующим. Власть в России благоволит к Православию, и правительство РФ никак не похоже на Третий Рейх. Но так ли это в действительности? События последних двух лет дают не столь однозначный ответ на этот вопрос.
 

2

Согласно официальным масс-медиа, современная Россия страна православного возрождения. Впервые за почти столетие РПЦ пользуется абсолютной и безусловной поддержкой правительства. РПЦ МП возвращается ее собственность, строятся новые храмы (в том числе при светских учреждениях), в школах преподается предмет "Основы религиозной культуры", священники регулярно появляются на ТВ, а члены правительства в храмах, более того, у некоторых из них даже есть духовные отцы. Не будет натяжкой сказать, что между правительством РФ и МП РПЦ существует полное согласие: государственная идеология уже вполне привычно использует слово "Православие" в сочетании со словами "народность", "будущее нации", "будущее страны", а священноначалие безоговорочно поддерживает правительство и отвергает любое оппозиционное движение, призывая свою паству следовать их примеру. Создается впечатление, что российская власть высокоморальна и богобоязненна, и что не соглашаться с правительством и примыкать к оппозиции означает предавать Церковь и даже Христа.

Но так ли это на самом деле? Является ли видимое процветание РПЦ МП в современной России и ее симфония с властью доказательством того, что Россия является православной страной, живущий по христианским принципам? Забудем на минуту о богатстве храмов и пышности богослужений. Ничего этого не было у апостолов, не было и у Церкви Христовой во времена ее максимальной духовной мощи во время гонений, в том числе и недавних, происходивших в той же самой России: я говорю о сонме новомучеников и исповедников и тех, кто через их свидетельство обратился к Христу. Пышность и богатство Церкви не хорошо и не плохо само по себе, оно может быть хорошо или плохо лишь относительно всего остального состояния страны, в которой эта церковь действует. Это остальное разительно отличается от внешнего церковного благолепия.

В России принимаются абсурдные, направленные против собственного народа законы; россияне цинично используются как заложники в политических играх. Размах коррупции государственного аппрата достиг неслыханных размеров, также как и пропасть между средними россиянинами и миллиардерами. В экономическом, образовательном, и культурном отношении страна разваливается на части и стремительно деградирует. Призывы к патриотизму у чиновников парадоксально сочетаются с приобретением роскошной недвижимости за границей. Неудивительно, что, чтобы сделать собственное вранье менее очевидным, правительство почти полностью подчинило масс-медиа, а программа по контролю Интернета является приоритетной разработкой ФСБ. В России практически уничтожены свобода совести и свобода слова. За несогласие с курсом правительства оппозиционеры планомерно арестовываются и сажаются в тюрьму на основании смехотворных обвинений, не выдерживающих никакой критики. Пусть это еще не хорошо известный всем тридцать седьмой год, а только напоминание о нем. Генетический страх репрессий подогревается частыми аллюзиями к сталинизму и странными, для страны, потерявшей огромную часть населения за время правления Сталина, затеями такими как "сталинобусы" и празднование круглой годовщины Усольлага, одного из самых печально известных лагерей ГУЛАГа.

Возможно, все это выглядело бы не так подозрительно, если бы в происходящем не наличествовали элементы театральности и откровенного фарса, приводящие на память тридцатые годы прошлого века в Германии и Италии. Транслируемые на всю страну (наподобие "Окон") судебные процессы, "документальные" фильмы "Провокаторы" с характерной, по-геббельсовски истеричной интонацией, на основании которых начинаются уголовные дела, ряженые "хоругвеносцы, более похожие на Ку-клукс-клан, и т.п.. Это неприятно, но в то же время и смешно своей абсудностью: кажущаяся несерьезность происходящего успокаивает. От этого театра можно было бы даже отмахнуться, если бы не третья составляющая, которая должна бы быть особенно подозрительна для христианина.

В последние несколько лет в России планомерно создавалась новая идеология. По внешности она повторяет дореволюционный лозунг "Православие, самодержавие, народность". На деле, однако, новая идеология основана на мистическом , т.е., с явственным мессианским привкусом, национализме ("русский народ единственный носитель высшей истинны, антипод развращенного Запада, спаситель мира", и т.п.), тоталитаризме и псевдоправославии. Православие в этой триаде заменено подделкой и понимается как неотъемлемый атрибут "российскости" и как средство сплочения нации. Из надмирной, наднациональной, открытой всем религии спасения человечества, которую Христос послал апостолов проповедовать всем народам, Православие превратилось в узконациональное средство манипуляции, в необходимую составляющую идеологии фашистского государства. 

Я не оговорилась. Я хорошо знаю, что в сознании живших в СССР слово "фашизм" означает запредельное зло, ужасы массовых убийств по национальному и политическому принципу, лагеря смерти, и связано, прежде всего, с гитлеровской Германией. Не следует забывать, однако, что наряду с германским фашизмом существовали также менее экстремальные его варианты, такие, как фашизм в Италии при Муссолини. Фашизм имеет много лиц и много градаций, причем его признаки могут быть противоречивыми. Его отличает от просто тоталитарного государства, во-первых, наличие идеологии, основанной на псевдорелигиозной сверхидее, часто мессианской, и национализме; во-вторых вмешательство государства в личную жизнь граждан (в отличие от тоталитарного государства, которое обычно не вмешаивается в личную, семейную жизнь); в третьих культ агрессии, направленной на искуственно созданный образ врага; в четвертых тяготение к театральности в политике; в пятых подчеркнутая маскулинность; в-шестых реакционный консерватизм, выражающийся в отвращении к феминизму, новому искусству, социализму, коммунизму, и Христианству, если оно отказывается служить господствующей идеологии или хотя бы молчать.

Меня могут спросить, серьезно ли я утверждаю, что упоминание Православия как "необходимой составляющей государственной идеологии" членами правительства РФ делает его псевдоправославием? Да, я так считаю, потому что уверена если бы РПЦ МП была верна Христу, ее бы упоминали только как "врага", а ее епископы сидели бы вместе с оппозиционерами на одной скамье подсудимых. И это было бы гораздо лучше для РПЦ МП и всех нас, т.к. у нас не было бы соблазна кооперации с правительством из-за того, что наши епископы и большинство РПЦ МП это делают. Мы же наблюдаем совершенно иную ситуацию: в самой РПЦ МП репрессируют тех, кто позволил себе не согласиться с официальной (т.е., проправительственной) линией МП священников, диаконов, простых прихожан, причем точно такими же методами, какими светская власть репрессирует тех, кто открыто протестует. Одним священникам запрещают служить, другим говорить публично, протих третьих развязывают грязную компанию очернительства. Наиболее независимых и талантливых переводят за штат или посылают служить в медвежьи углы. РПЦ МП таким образом, не вестник Царство Божия на земле, а всего лишь пособник позорного, бесчеловечного режима, хуже, чем сам режим, т.к. кому дано много, много и потребуется; и кому много вверено, с того больше взыщут.

Возможно, впрочем, что все не так просто, и РПЦ МП поддерживает меньшее зло, т.е., правительство, против гораздо большего зла "белоленточников", которые, согласно проправительственным масс-медиа, состоят из продавшихся Западу "либерастов", социалистов, маргиналов, коммунистов, экстримистов и прочих "страшных левых", "раскачивающих лодку" российской государственности. Как упорно нам внушается, эти люди всегда желали разрушить Россию, продать ее богатства в пользование Западу, а ее жителей развратить, оболванить, и лишить Православной веры. Перед тем, как перейти к тому, что они в действительности из себя представляют, необходимо подчеркнуть важный факт, изменить который качества оппозиции, какими бы они ни были, никак не могут: эти люди страдают и сидят невинно. Их вина состоит только в том, что они вышли на улицы на мирную демонстрацию, но власть обращаются с ними как с худшими преступниками. Для христианина всегда первичны заповеди, а политические убеждения (если они есть) вторичны. Рассмотрим здесь, что говорят нам заповеди об отношении к ближнему. Наш долг быть с страдающими, особенно с невинно страдающими. Наш долг свидетельствовать о правде. Если мы являемся христианами, молчать мы не можем по определению. Совершенно безразлично, кто сидит в тюрьме коммунист, анархист, монархист, консерватор, либерал, демократ, и т.п. Если он сидит безвинно или же его наказание не соответствует его вине, мы обязаны не молчать, а действовать, чего бы нам это ни стоило. Мы должны делать это не только ради сидящего в тюрьме человека, но и ради нашего Спасителя, по образу и подобию Которого узник был создан.

Таким образом, наш выбор быть верными Христу автоматически означает быть с узниками и, как ни дико это может звучать для многих православных, быть с оппозицией. В православных интернет-ресурсах в последние месяцы часто звучали проклятия в адрес оппозиции, особенно в адрес коммунистов и социалистов, столь часто, что в сознании рядового православного поддержка оппозиции почти равнозначна поддержке антихриста. Но так ли это чудовищно ненормально для нас, православных, быть на стороне коммунистов, социалистов, и прочих левых? 


3

Xорошо известно негативное отношение подавляющего большинства православных россиян к словам "коммунизм" и "социализм". Эти слова, к сожалению, скомпроментированы нашей историей. В сознании россиян слово "социализм" превратилось в антипод оригинала: тоталитаризм, вранье идеологии, посредственность как идеал, и т.п.. Все это было в СССР, но это не значит, что социализм в том виде, в каком он был сформулирован еще до Маркса, не имеет никакой ценности и означает возврат к советскому прошлому. Если бы это было так, нужно было бы выбросить очень многие слова из нашего языка, в том числе и слово "Православие", которое было неоднократно скомпроментировано в истории нашей родины.

Что такое социализм на самом деле? В социалистическом обществе производительные средства находятся в руках тех, кто работает, а не тех, кто делает барыш на работе других. Разве это не справедливо? Социалистическое общество предполагает принцип "от каждого по его способностям, каждому по его нуждам". Как иначе можно назвать этот принцип, кроме как человеческим и справедливым? Настоящее социалистическое общество гарантирует гражданам равные воможности: любой, независимо от его места рождения и социального положения его семьи, имеет свободный доступ к здравоохранению и образованию, от школьного до высшего. Т.е., любой человек в социалистическом обществе имеет все для того, чтобы состояться как личность. Я не могу представить себе разумного человека, который не желал бы жить в обществе, где он мог бы состояться как личность и быть человеком, а не гайкой в машине, чем-то безличным, нужным только постольку, поскольку на нем можно нажиться. B cовременной России принято сравнивать социализм с капитализмом не в пользу первого. Возможно, что жизнь по нечеловеческим законам, карабканье вверх к большим деньгам по груде упавших, подмятых под себя, тел, жизнь без смысла кому-то может показаться ценной, но не христианину. Можно, конечно, возразить, что христианин способен оставаться таковым и быть капиталистом, но, на мой взгляд, это самообман или раздвоение личности. Вся система развитого капиталистического строя является врагом личности, врагом ее духовного развития, врагом замыслу Бога о человеке, по одной простой причине она убивает в нем все духовное и развивает материальное до гипертрофированных размеров.

Совсем не случайно первые христиане жили даже не по социалистическому, а по коммунистическому принципу (см. " Деяния святых апостолов"). Если бы социальные отношения ничего не значили для спасения, зачем бы христиане отказались от личного имущества? вполне можно было бы жить, как раньше, собираясь только на общую молитву.

Разумеется, современный мир далек от апостольских коммун, однако вышесказанное позволяет сделать вывод, что социализм в том виде, в каком он был задуман, с заботой o личности и о развитии ее талантов, с приоритетом духовных ценностей над материальными гораздо ближе к Христианству, чем капитализм. Таким образом, христианин никоим образом не отступает от Христа, если он сотрудничает с настоящими социалистами, коммунистами, левыми но только до тех пор, пока от него не требуется принять идеологию, которая подменяет Христа, как это было в СССР. Государственная идеология в СССР была ничем иным, как псевдорелигией Человека, а не Бога, и именно такой "социализм" совершенно недопустим для христианина. Настоящее социалистическое общество, однако, отнюдь не требует псевдорелигии и способно существовать как чисто светское, в котором религии полностью отделены от государствeнной власти это и есть свобода совести в действии. Замечу здесь, что именно абсолютная независимость Церкви от государства является наиболее предпочтительной для христиан, т.к. она обеспечивает их свободу поступать так, как этого требует вера, без оглядки на власть имеющих. 

Итак, ничто не мешает христианам созидать социалистическое или иное общество, построенное на принципах человечности до тех пор, пока нам не предлагают поступиться Христом либо сместить его с главенствующего места в наших душах. Иными словами, ничто не мешает нам работать вместе с настоящими социалистами и "прочими левыми". Но есть ли у нас право вступать в активную политическую борьбу за подобное, более человечное, общество? Ответить на этот вопрос возможно, только установив, в каком обществе мы живем сейчас и какую роль наша Церковь играет в нем. Ответ немедленно ставит нас перед абсурдным, на первый взгляд, выбором, кто важнее для нас: Православие или Христос.

Если мы признаем, что современный строй в России является вариантом фашизма, мы должны также признать, что верхушка РПЦ МП, тесно взаимодействуя с государственным аппаратом, является рупором идеологии фашисткого государства. Проповедуемое ею Православие есть не что иное, как подделка настоящего и служит только для идеологических нужд. Большинство пресвитеров и прихожан РПЦ МП молчат, тем самым молчаливо пособничая происходящему. Такая Церковь не может проповедовать, что "нет большей любви, чем положить душу за други своя", т.к. на деле она одних помогает уничтожать, а другим лжет и ведет к духовной смерти. Она осуждает невинных и лжет, т.е., делает диаметрально противоположное тому, что делал Христос. Если это так, то Христа в ней нет. Отказ от повиновения этой Церкви означает не предательство Христа, а следование за Ним.

Прислушаемся к тому, к чему призывает оппозиция. Левая коалиция требует, прежде всего, настоящих, а не фальшивых, выборов (для примера см. программу "Левого Фронта"[1]). Не того же добивался о. Дмитрий Свердлов, когда он обнародовал фальсификацию результатов выборов, которые он наблюдал? Стоило ему заговорить о социальной справедливости, как к нему немедленно начали применяться разнообразные санкции, также как и к многим членов оппозиции, все преступление которых состояло в том, что они осмелились сказать правду.

Я намеренно пишу здесь о левой коалиции, потому что только она сейчас имеeт последовательную программу выхода из кризиса. Под "левыми" я понимаю настоящих социалистов и представителей других партий, открыто заявивших о неприятии уродств псевдосоциализма в СССР, но не тех, кто продолжает линию старой коммунистической партии. Последние являются всего лишь куклами и клоунами теперешнего режима. Показательно, что эти клоуны не арестовываются.

Христианам не подобает руководствоваться внешними признаками, т.к. история неоднократно показывала нам подмены во вполне христианской одежде. Даже святые отцы Церкви указывали, что антихрист будет подобен Христу по внешности. Нам не следует смотреть на одежду и цвета ленточек и флагов, а следует прислушиваться только к голосу совести и Святому Духу, которые позволяют распознать правду в любой, самой непривычной, оболочке. Если сейчас правда исходит от тех, кого нам усиленно представляли врагами, прививая иммунитет к слову "социализм" в любом его виде, намеренно спекулируя на нашей истории, то у нас нет иного выбора, кроме как покинуть фальшивку под вывеской Православия и встать на сторону говорящих правду. Это отнюдь не означает признания правым и допустимым того антихристианского кошмара, который творился в нашей стране под маской социализма. Однако, не следует упускать из виду, что христиане быле не единственной страдающей от репрессий правительства группой сажали и ущемляли в правах всех несогласных с линией партии (в том числе и настоящих социалистов и коммунистов), точно также, как и сейчас. Правительству СССР были не интересны религия и духовность, как и теперешнему. Разница заключается только в более тонкой подмене: в СССР был религиозный культ под знаменем социализма, в теперешней России фашизм под православными хоругвями. И то и другое фальшивка. Левая коалиция же честно говорит о социализме как он есть, без извращений, бывших в СССР и без псевдорелигиозного компонента. В любом случае, наше "нет" теперешнему античеловеческому режиму отнюдь не означает нашего автоматического выбора социализма. Если вышло так, что именно левая коалиция сейчас являeтся единственной эффективной протестующей силой, это не значит, что нам нужно молчать из страха быть "сопричисленными" к левым.

Инициатива сотрудничества с левой коалицией может исходить только от рядовых членов Церкви: прихожан, рядовых священников, отдельных приходов, но ни в коем случае не от священноначалия. Священноначалие РПЦ слишком  скомпрометировало себя своим пособничеством античеловеческиму режиму, вначале вступив в соглашение с Берией и Сталиным (утвердившими МП), затем с КГБ, теперь с ФСБ и властными структурами. Игнорировать эти позорные факты, особенно при наличии подтверждающих их архивных документов, невозможно, и именно поэтому искреннее взаимодействие священноначалия РПЦ МП с левой коалицией абсолютно невозможно. Исключение может быть сделано лишь для отдельных пресвитеров, при условии их публичного покаяния за их пособничество режиму. Рядовые верующие должны воссоздать Церковь, основываясь на принципах, определенных Поместным Собором 1917-1918 гг.[2]  и св. Патриархом Тихоном, а не Сталиным и Берией. Только такая восстановленная Российская Православная Церковь сможет быть полноценным членом нового, человеческого общества. 

Неважно, что правда левой коалиции только человеческая. Речь сейчас идет об отстаивании именно человеческих ценностей: свободе совсести и слова, праве на нормальную человеческую жизнь и право на правду. Со временем, если будет на то воля Божия, из этой человеческой жажды справедливости разрастется жажда Христа и Царства Небесного, которое не от мира сего. Если мы сейчас не начнем действовать так, как велит нам Христос, а не продавшаяся режиму РПЦ МП, мы потеряем шанс не только спасти наше отечество, но и показать на деле всему миру материалистам, атеистам, социалистам, коммунистам, и прочим -истам, кем может стать человек еще в этой жизни, если он выбирает Христа. "Молчанием предается Бог." От нас требуется только одно идти вперед, каждый момент делая свой собственный выбор, со всей ответственностью человека, которому открыта абсолютная Истина.


22 февраля 2013 г.
 

другие статьи
home